3d white people overworked with stack of documents 58466 6782“Регуляторная гильотина”, о которой много писалось еще в 2019 году, затронула и сферу образования. Напомним, суть реформы в том, чтобы избавиться от необходимости выполнять морально устаревшие и дублирующие друг друга нормативные акты. Образование - сфера необычайно широкая, и документов там, конечно, хватает. Так что экспертный совет по дебюрократизации в сферах образования и науки и совет по управлению экономикой знаний при думском комитете по образованию и науке сосредоточились 3 февраля на полномочиях Рособрнадзора. Предварительный итог: бумага заменяется “цифрой”, ведомство отказывается от ряда полномочий, а Дмитрий Медведев “долго смеялся”. Над чем - в материале ниже.

БУМАГА ЗАКОНЧИЛАСЬ

- Прежде всего, 1 января 2021 года опустился нож “регуляторной гильотины”. Были приняты постановления правительства, в соответствии с которыми достаточно много нормативно-правовых актов были отменены, - напомнил замруководителя Рособрнадзора Сергей Рукавишников, выступая на заседании экспертного совета по дебюрократизации в сферах образования и науки при думском комитете по образованию 3 февраля. - Таких документов [у Рособрнадзора] всего два. Это положение о лицензировании образовательной деятельности и приказ Рособрнадзора, который содержит обязательные требования к сайтам образовательных организаций и той информации, которую они размещают на своих интернет-ресурсах.

Действие положения о лицензировании прекращено с 1 января. Одна из причин - “значительное изменение структуры высшего образования”, которая “уменьшилась”. Но одновременно вступило в силу новое, аналогичное положение - правда, действовать оно будет только год. Прошлое действовало семь лет и, вероятно, продолжило бы действовать, если бы не “гильотина”. Основной смысл нового документа - в отказе Рособрнадзора от дублирования некоторых надзорных функций. Например, пусть пожарной безопасностью в учебных заведениях будет заниматься МЧС, а структура Минобра займется своими профильными делами.

Еще пример: если образовательные программы выполняются исключительно дистанционно, через интернет, то для них исключены требования о наличии у вуза парт, стульев, досок и так далее. А ведь раньше все это зачем-то требовалось…

Видов контроля у Роспотребнадзора было много (вплоть до сферы защиты учащихся от вредной информации), а теперь останется только один. Это не значит, что остальные виды контроля исчезнут - они просто будут переданы в “более профильные ведомства” (как в примере с МЧС выше). Но дублирование функций вроде бы исключается.

Зато предполагается также слияние лицензирования, “контроля в сфере качества образования” и “надзора за соблюдением законодательства в сфере образования”. Все это вместе будет называться так: “федеральный государственный контроль/надзор в сфере образования”. Таким образом, количество названий уменьшилось, но вот уменьшится ли фактический объем проверок и документооборота? Ведь, по сути, три “маленьких” вещи сливают в одну “большую”.

Между тем повсеместно отменяется дублирование электронных документов бумажными. То есть бумагу отменяют, чему в основном было посвящено выступление директора Национального аккредитационного агентства в сфере образования (Росаккредагентство) Лемки Измайловой. И если это действительно так (а такая работа ведется, говорит чиновница, еще с 2018 года), то это означает настоящую дебюрократизацию. Стоит только напомнить, что с начала внедрения цифровых технологий педагоги жаловались на необходимость составления бумажных отчетов с последующим их переписыванием на компьютере. (То же касается, кстати, и медиков.)

“Формирование государственной профессиональной модели контроля” над вузами и “сохранение ведущей роли государственного регулирования” помогут дебюрократизации сферы образования. Так считает член комитета Госдумы по контролю и регламенту Алексей Кобилев (“ЕР”). И хотя его комитет контролирует работу не вузов, а, собственно, Государственной думы, с выпускником Международной академии оценки и консалтинга лучше не спорить.

Государственному - государственное. Но вслед за призывом сохранить роль чиновников в контроле вузовского образования последовали слова о том, по сути, что усиливать роль государства нужно в том числе “путем привлечения реального сектора экономики и бизнес-сообщества”. На первый взгляд немного странное, это заявление основано на том, что студенты обучаются “как правило, за счет средств фирмы, которая готовит специалиста с учетом своих запросов”. Хотя это показывает не российский, а зарубежный опыт - Германии, Франции и других стран, оговорился депутат.

“МЕДВЕДЕВ ДОЛГО СМЕЯЛСЯ”

Если бы Алексей Кобилев определял госполитику в сфере высшего образования, этих слов хватило бы для прогноза: упор будет делаться на сокращение бюджетных мест и увеличение доли целевиков “от предприятий” на платных местах. А кто “платит музыку”, тот и контролирует ее качество (как-то так нам объясняли когда-то еще в Министерстве культуры). При чем здесь “усиление роли государства” - непонятно. Но к этим заметкам на полях, возможно, придется еще вернуться.

Куда более важное на данный момент замечание сделал сам Кобилев: “Существующая система государственного контроля не дает представления о качестве образовательного процесса”. Потому что, вместо того чтобы инициировать улучшения, она “лишь фиксирует недостатки”, демонстрируя формальный подход к делу.

- Предлагаю разработать новую, комплексную систему оценки образовательного процесса в высших учебных заведениях, - выступил депутат. Чем, наверное, немного напугал присутствующих на совещании чиновников: они же только-только старую начали переделывать. Впрочем, бояться нечего - всегда есть возможность “создать комиссию”…

Не совсем согласен с коллегой зампред думского комитета по образованию Олег Смолин (КПРФ). Который сказал, что “в основном оценивалось качество документов, а не образования”, - “до недавнего времени”. Из чего можно заключить, что коммунист считает ситуацию налаживающейся.

- Для образования бюрократизация вреднее, чем для других областей общественной жизни, - уверен Смолин. - Я был у [тогда - премьер-министра] Дмитрия Медведева в 2014 году. Дмитрий Анатольевич долго смеялся, когда узнал, что одному московскому вузу для электронного обучения студента с Дальнего Востока требуется 11 квадратных метров. После этого квадратные метры исчезли [из перечня требований]. Но до самого последнего времени оставались медпункты и стадионы…

Виноват в подобных коллизиях прежде всего законодатель, считает депутат. Потому, например, что в принимаемых законах “слишком много норм отсылочного характера и слишком мало норм прямого действия”. И при появлении подзаконных актов потом трудно узнать изначальную концепцию закона.

Под занавес своего выступления Олег Смолин рассказал, что общался недавно с руководителем Рособрнадзора Анзором Музаевым. И тот поведал ему (“надеюсь, это не секрет”) о двух возможных путях развития истории с контролем. Первый - это переход к бессрочной аккредитации вузов. А второй - “оценка качества образования, по преимуществу, а не качества документов”. С поправкой на то, что одно другому не мешает.

- Но дьявол кроется в деталях, поэтому мы хотели бы посмотреть на подзаконные акты, когда они появятся, и практику их применения, - предусмотрительно добавил депутат Смолин.

Комментарий

Михаил Авдеенко, зампред Общероссийского профсоюза работников образования:

- К сожалению, никто от нас не присутствовал на этом заседании. Проблема бюрократизации, излишней зарегулированности и, как следствие, чрезмерной занятости в полной мере касается педагогических работников. Преподаватели должны представить и учебную программу, и план урока. Но помимо этого от них требуют и другой отчетности: сколько проведено и каких мероприятий воспитательного характера, еще что-нибудь. Там по каждому чиху заставляют что-нибудь делать. От региона к региону все разнится, но объем этой неучтенной, так скажем, обязанности - он все время возрастает.

У нас было несколько законодательных инициатив по решению этой проблемы. К сожалению, в Думе они пока не нашли продолжения: нас не поддержало Минпросвещения… Вначале вроде кажется легко: напиши в законе конкретный перечень, что должны выполнять педагоги, - и всё. А оказывается, там палка о двух концах: этот перечень все равно влечет за собой еще какие-то дополнительные требования, дополнительные перечни. И все разрастается в геометрической прогрессии. Так что пока не найден окончательный механизм решения проблемы излишней отчетности для педагогических работников. Но мы надеемся, что она разрешится в скором времени. Забюрократизированность в равной степени касается и вузов, и школ. Это в основном нацпроекты, которые сейчас реализуются и по вузовской части, и по школьной - они требуют громадной отчетности.

Главное для нас - чтобы процесс дебюрократизации не повредил правам работников. Мы за этим внимательно следим, и потерь не понесли ни в охране труда, ни в системе федеральных соцльгот и гарантий, ни в нормировании труда. Была, действительно, отмена некоторых советских нормативных актов. Но они либо в современных условиях давно не применялись, либо были уже продублированы в новейшем законодательстве, и поэтому их отмена не повлекла за собой ухудшения гарантий и прав работников.

Источник: Центральная профсоюзная газета «Солидарность»

Фото: ru.freepik.com

Полезные ссылки

Правительство
Облдума
Общественная палата
ФНПР
Солидарность
ПрофсоюзТВ