udalennaya rabota 2Федерация независимых профсоюзов России разработала свои поправки к законопроекту об удаленной и дистанционной работе, который прошел первое думское чтение в конце июля. Таблица поправок, занимающая 27 страниц, направлена в Госдуму (срок их внесения - до 18 сентября, после чего состоится второе чтение законопроекта). “Солидарность” сравнила изначальный текст документа и профсоюзный вариант.

Постановили, приняли

Поправки к законопроектам, по сути, бывают двух видов: когда из документа предлагается что-то исключить и когда - изменить. И то, и другое есть в поправках, предложенных ФНПР к законопроекту о регулировании удаленной и дистанционной работы.

Необходимость соответствующего закона обсуждалась давно, но пандемия COVID-19 и последовавший за нею карантин ускорили внесение и принятие законопроекта в первом чтении 21 июля. Авторами инициативы выступил ряд сенаторов и депутатов от “Единой России”, включая Андрея Исаева и Михаила Тарасенко из комитета Госдумы по труду.

К слову, комитет уже к первому чтению подготовил проект постановления, который утвердили одновременно с голосованием. В документе говорится о создании специальной рабочей группы с участием правительства, работодателей и профсоюзов, которая должна будет в 60-дневный срок предложить свои поправки. В частности, в сфере определения понятий отдельных видов работ, “установления перечня дополнительных оснований прекращения трудового договора о дистанционной работе”, использования оборудования на удаленке, времени труда и отдыха и так далее.

Это постановление стало результатом переговоров сторон соцпартнерства и депутатов, которые были согласны с тем, что первоначальный вид их инициативы далек от совершенства. И стоит заметить, что автором всех предложенных ФНПР поправок как раз и значится сам Андрей Исаев, работающий параллельно первым зампредом профобъединения (на общественных началах).

- Мы смогли донести до коллег наши идеи, и, насколько я могу судить, идеи были полностью поддержаны. При этом мы настояли (и тоже нашли здесь понимание) на том, чтобы ко второму чтению в Госдуме в законопроект были внесены предложенные нами изменения, - рассказывал “Солидарности” перед первым чтением законопроекта секретарь ФНПР Николай Гладков.

Без факультативов

Что касается содержания поправок, - например, ст. 57 Трудового кодекса говорит о том, что условия труда на рабочем месте обязательно должны прописываться в трудовом договоре. А законопроектом предлагалось дополнить этот пункт словами “если иное не предусмотрено настоящим кодексом”. В профсоюзах посчитали, что такая формулировка превращает обязательное требование о конкретизации условий труда на рабочем месте в “факультативное”, “что не соответствует назначению части второй статьи 57 ТК”. Вердикт - исключить пункт из законопроекта.

Давайте уточним

То же касается и следующей поправки. Законопроектом предлагалось изменить название главы 49.1 (“Особенности регулирования труда дистанционных работников”), назвав ее так: “Особенности регулирования дистанционной и временной удаленной работы”. Профсоюзы предлагают этого не делать, а вместо этого ввести в ТК новую главу с более длинным, но зато юридически выверенным названием - “Особенности регулирования труда работников, временно выполняющих трудовую функцию удаленно от стационарного рабочего места, организованного работодателем”.

Предложенное решение напрямую вытекает из упомянутого выше постановления Госдумы: им подразумевалось дополнение ТК разделом о регулировании отдельных видов работ, предусмотренных законопроектом. Профсоюзы уже не в первый раз настаивают: между дистанционной и временной удаленной работой есть существенные различия. А раз так, то лучше описать их в новой главе.

По понятиям и лицам

Правке решили подвергнуть и статью об основных понятиях, используемых в законопроекте. Так, из определения дистанционной работы хотят убрать упоминание о стационарном рабочем месте. Потому что, считают авторы поправок, работодатель при заключении договора о дистанционной работе и так “лишен обязанности создавать стационарное рабочее место на принадлежащей или подконтрольной ему территории”. Другое дело - обеспечить при необходимости работника всем необходимым “на дому”, но об этом говорится в другой части законопроекта.

В той же статье решили уточнить, что при общении работодателя с работником на удаленке можно использовать “любые способы, позволяющие достоверно определить лицо, отправившее сообщение”. Но любые - только из тех, что указаны в трудовом договоре или локальных нормативных актах (что важно - принимаемых с учетом мнения профсоюзной организации), колдоговорах и соглашениях.

Не будем повторяться

Также, что может показаться удивительным, исключается статья “Общие положения о дистанционных работниках”. Но если сравнить эту статью с предыдущей правкой, то можно согласиться с тем, что “с учетом содержания предыдущего пункта, нет необходимости дублировать ее положения в новой проектируемой статье”.

Под нож отправляют и другую статью законопроекта - целиком. В ней говорится об особенностях заключения и изменения условий трудового договора о дистанционной работе. Там, в частности, говорится о той самой организации рабочего места работодателем. И о компенсации работнику расходов на использование собственного оборудования. Что же не так с этой статьей?

Профсоюзы указывают на то, что предложенная к первому чтению редакция ст. 312.2 “практически повторяет действующую”. Там разве что срок направления работнику бумажного трудового договора увеличивается с трех до пяти дней. Что авторы поправки не считают оправданным. Еще в законопроекте предлагается применять главы о дистанционном труде к труду надомников (по соглашению сторон). Но поскольку дистанционный труд и надомный - это не одно и то же, то неясно, в чем именно правила одного применять к другому.

Кого "удалять" первым 

Статье “Особенности режима рабочего времени и времени отдыха дистанционного работника” повезло больше: ее не режут целиком, а только корректируют. Например, если в законопроекте говорится, что работник и работодатель “устанавливают” режим труда и отдыха, то в поправке “может быть определено” время, когда работник обязан отвечать на звонки и электронные сообщения. Также в первом варианте порядок работы может определяться локальными нормативными актами и трудовым договором, а во втором - теми же актами, колдоговором и соглашениями. И еще - сверхурочная работа “в случае производственной необходимости” заменяется на “заранее непредвиденные работы”, от срочного выполнения которых зависит нормальная работа организации.

Кроме того, статья “Временная дистанционная (удаленная) работа” будет называться “Временная удаленная работа”. (К вопросу о терминологии, о чем говорилось выше.) Если в первом случае говорится об условиях, при которых “дистанционка” может вводиться (соглашение сторон, производственная необходимость, техногенные аварии, природные катастрофы и прочее), то во втором сначала дается четкое определение. “Временная удаленная работа - временное выполнение определенной трудовым договором трудовой функции вне стационарного рабочего места”.

Чтобы перейти к такой форме трудовых отношений, нужно заключить дополнительное соглашение к трудовому договору. Там обязательно нужно будет прописать причины перехода на удаленку, место выполнения трудовой функции, срок действия, средства и способы связи между работником и работодателем, сроки выполнения работ и прочее. Из интересных новшеств: если работодатель устанавливает специальное программное обеспечение на домашний компьютер работника, то первый несет полную ответственность за неприкосновенность частной жизни второго. Кроме того, преимущественное право заключить допсоглашение к трудовому договору, согласно поправке, получают родители детей младше 14 лет, инвалиды, пенсионеры по возрасту, люди, ухаживающие за инвалидами, и студенты-очники.

Источник: Центральная профсоюзная газета «Солидарность»

Фото из открытых источников

Полезные ссылки

Правительство
Облдума
Общественная палата
ФНПР
Солидарность
ПрофсоюзТВ